Время работы

Пермская галерея в годы Великой Отечественной войны

 

 

В годы Великой Отечественной войны, несмотря на сложнейшую ситуацию, государство уделяло огромное внимание культурной политике вообще и спасению художественного национального достояния в частности. Изобразительное искусство считалось орудием идейной пропаганды, средством воспитания патриотизма для защиты Родины.

В июле-августе 1941 года центральные музеи – Государственный Русский музей, Государственная Третьяковская галерея, Эрмитаж и многие другие, расположенные в регионах России, находившихся под угрозой гитлеровского завоевания, готовились к эвакуации в глубокий тыл. Это была сложнейшая и ответственейшая работа по спасению художественных ценностей.

К. Брюллов «Последний день Помпеи»

Уральский регион и, в частности, Пермская область (в те годы Молотовская) стали на период войны хранителями национального достояния.Основная коллекция Государственного Русского музея с редчайшими памятниками древнерусского искусства XII-XVIIвеков (знаменитая икона «Ангел Златые власы», произведения Симона Ушакова и других русских иконописцев), с работами отечественных художников различных направлений и стилей (портреты И. Аргунова, «Медный змий» Ф. Бруни, «Последний день Помпеи К. Брюллова, полотна Венецианова, Репина, Сурикова, Иванова) – в общем все, что составляло ядро коллекции, было тщательно упаковано и подготовлено к эвакуации.

Ценный груз прибыл вначале в город Горький. Сюда же прибыли ящики с произведениями искусства из Москвы. Враг приближался к центральной России, и было решено груз перевезти в глубокий тыл – на Урал.

14 сентября к Перми подошла по Каме баржа с произведениями искусства и остановилась у дебаркадера, напротив здания Спасо-Преображенского собора, в котором располагалась и располагается ныне Пермская Государственная художественная галерея.
В ситуации превращения галереи в хранилище национальных богатств, она должна быть закрыта для посетителей. Это обстоятельство тревожило директора галереи Н.Н. Серебренникова. Все было непросто, город был переполнен: здесь и эвакуированное оборудование для заводов, и эвакуированный в Пермь был театр Оперы и балета им. С.М. Кирова, и артисты, литераторы и художники из Москвы и Ленинграда… Так что ценный груз не очень обрадовал. Вначале Совет по эвакуации и приему населения из прифронтовых районов отклонил остановку в Перми груза из столиц и предложил отправить его в Соликамск.

План размещения произведений в период эвакуации Русского музея и Третьяковской галереи
А. Савинов. Рисунок из архивов Русского музея

П.К. Балтун (директор филиала Русского музея) и Н.Н.Серебренников (директор Пермской художественной галереи) поехали в Соликамск, чтобы ознакомится на месте с возможностью разместить грузы в неотапливаемом Троицком соборе. Но все ящики разместить в соборе было невозможно, так как сюда прибыли уже фонды Загорского музея-заповедника, музея им. А.С. Голубкиной, Музея архитектуры АН СССР, Государственного музея керамики из Кусково, Государственного музея Восточных культур, Государственного театрального музея им. Н. Бахрушина, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина.

Балтун настаивал, чтобы груз был размещен в Перми. После долгих переговоров было принято решение – грузы Русского музея и Третьяковской галереи оставить в Перми, небольшую часть оставшихся ящиков с экспонатами разместить в Соликамске. Таким образом, филиал Русского музея разместился в двух временных фондохранилищах – в Перми и Соликамске. А Пермская (Молотовская) художественная галерея стала хранилищем ценнейших произведений двух самых известных и основополагающих музеев русского искусства – Третьяковской галереи и Русского музея.

28 сентября началась выгрузка ящиков с экспонатами. Скорее всего, ящики перевозили с баржи до галереи по Осинскому спуску иногда на машинах, иногда на гужевом транспорте, иногда «по мере сил передвигали и переносили ящики сами сопровождающие грузы научные сотрудники музеев»[1].
Галерея была полностью занята ящиками и стала недоступной для посетителей. По сведениям пермского историка В. Н. Унгвицкого в Пермской (Молотовской) художественной галерее и в Троицком соборе Соликамска хранилось в общей сложности 26382 ценнейших памятника изобразительного искусства из ГРМ и ГТГ[2].

По свидетельству современников, научные сотрудники эвакуированных музеев жили здесь же, при художественной галерее в служебных помещениях. Помещение лекционного зала было разделено перегородками по числу окон – четыре – на четыре небольших комнаты. Здесь проживали научные сотрудники Государственного Русского музея Т. Дядьковская, А. Савинов, и Третьяковской галереи – реставратор древнерусской иконописи И. Овчинников, и научный сотрудник М. Колпакчи.

О пребывании в годы войны Русского музея и Третьяковской галереи найдено немного документов.

Большая часть этой истории осталась лишь в устных рассказах или, в лучшем случае, в рукописных мемуарах. Документов этого времени в архивных хранилищах Перми почти не осталось. Поэтому особую ценность представляют опубликованные материалы директора ГРМ в те годы – П.К. Балтуна «Из воспоминаний музейного работника», «Русский музей: эвакуация, блокада, восстановление»[3].

Его воспоминания тем более интересны и ценны из-за дефицита документов этого времени. Архивные материалы, известные на сегодня, относятся по большей части к послевоенному времени. В частности, только в архиве Н. Н. Серебренникова, хранящемся в Пермской художественной галерее, есть документальное свидетельство о нахождении в эвакуации фондов ГРМ и ГТГ: «Выписка из решения Молотовского городского исполкома об открытии Молотовской художественной Галереи в связи с реэвакуацией художественных ценностей Государственной Третьяковской Галереи и Государственного Русского Музея 11 октября 1945; Решение исполкома Молотовского городского Совета депутатов трудящихся от 11 октября 1945.

Отметить, что в годы войны Молотовская Государственная Художественная Галерея сохраняла в своем здании художественные музейные ценности национального значения Государственного Русского музея и Государственной Третьяковской галереи. Коллектив Молотовской художественной галереи успешно справился с обеспечением условий по сохранению ценностей и в то же время провел большую культурно-художественную работу»[4].
И действительно, научному составу Пермской (Молотовской) галереи пришлось «культурно-художественную работу» вписывать в создавшуюся ситуацию: организовывать выставки в госпиталях, свободных выставочных помещениях, читать лекции, проводить беседы в госпиталях и школах.
Художественная жизнь в период войны Перми обогатилась длительными творческими контактами с выдающимися художниками, музыкантами, артистами, известными ленинградскими историками искусства и музейщиками.

Эвакуированные художники, деятели искусств активно помогали становлению пермской региональной культуры и в области театрального, музыкального, балетного искусства, и в области музейного дела.

Уже с 1942 г. началась серьезная выставочная работа, которую организовывали сотрудники музеев – экспонирование памятников, хранящихся в музейных фондах.

В произведениях изобразительного искусства заложена особая информация, эмоциональная, которая сильнее всего воздействует на чувства зрителей. Об этом образно писал Б. Иогансон, известный советский художник, бывший в эвакуации в Перми:
«И вот Молотов. Я долго ходил по городу, жадно впитывая неповторимое очарование старой русской провинции – кусочки древней Перми, еще сохранившиеся среди нового и молодого: высокая набережная, собор, тихие, прямые улицы и такие уютные двухэтажные домики, иногда с мезонином. Как много говорят они сердцу русского человека… Сейчас множество уральцев на фронте.. И если человеку удастся на выставке увидеть родимые места – горы, озера, леса, Каму – разве не забьется с новой силой его сердце, разве не наполнится оно еще более лютой ненавистью к врагу?... Мне пришлось побывать на оборонных предприятиях и в самом Молотове, и в окрестностях города. На производстве теперь сплошь и рядом можно встретить подростков – вчерашних, а то и сегодняшних воспитанников ремесленных училищ. Ребята эти – совсем нетронутая тема в искусстве. […] Понять облик человека, который борется за свой завод, за свой огород, за свои леса и реки, за Родину в самом большом и благородном смысле слова»[5].

В отчете за выставочную деятельность в первой половине 1944 года Н.Н. Серебренников подвел впечатляющие итоги работы музейщиков: «Для межобластной выставки «Урал – кузница оружия» галерея подобрала, подготовила к экспонированию в Свердловске 66 экспонатов из коллекций ПХГ и 124 произведения современных художников; выставка автолитографий Ю.А. Васнецова (Дом пионеров); выставка произв. М.В. Нестерова из ГРМ; И.Е. Репина из ГРМ; к 1 мая на главных улицах города и окнах магазинов выставка новых «Окон ТАСС» (52 предмета в помещениях 15 организаций); смотр камнерезных художественных изделий; Ленинградские художники: Героический фронт».[6]

Сотрудники ГРМ во второй половине 1942 г. устроили выставку «Произведения мастеров XVIII-XIXвеков». Затем были показаны произведения И. Бродского. Здесь же была подготовлена закрытая выставка специально для актеров и режиссеров Ленинградского театра им. Кирова. Театр готовил оперу «Пугачев», и экспонаты выставки помогали почувствовать атмосферу времени, поверить в подлинность и реальность исторических событий.
В июне 1943 г. в только что отремонтированных залах Пермского краеведческого музея открылась выставка «Ленинград в дни блокады». Директор филиала Русского музея П.К. Балтун писал, что сотни, а иногда и тысячи людей посещали ее ежедневно. За первый месяц ее посмотрели 11000 человек, а всего за время работы выставки – 186000. Произведения художников Я.С. Николаева, В.В. Пакулина, Н.Х. Рутковского, В.А. Серова, И.А. Серебряного, Е.Д. Белухи, Н.П. Дормидонтова, Н.А. Павлова, А.Ф, Пахомова, Г.П. Фитингофа и других звучали для уральцев как призыв к трудовым подвигам, к сплочению народа для борьбы с фашистскими захватчиками.

Значительным событием в художественной жизни Перми была выставка произведений выдающегося русского художника М.В. Нестерова, организованная сотрудниками ГРМ. Она состоялась также в Краеведческом музее в июне-июле 1944 года. Экспонировались такие классические произведения живописца, как «Пустынник», «Портрет дочери». Публике не верилось, что это – подлинники: настолько в эти военные суровые годы казалось нереальным и фантастическим видеть шедевры мирового уровня в далеком уральском городе.  

М.В. Нестеров. Пустынник



Несомненно, центром художественной жизни города был разместившийся в здании Молотовского театра оперы и балета Ленинградский академический театр оперы и балета имени С. М. Кирова (Мариинский театр), которому местная труппа уступила свою сцену: «Центром художественной жизни Молотова, бесспорно, является Ленинградский театр оперы и балета им. Кирова. Театр принес сюда высокую культуру Ленинграда, высокую культуру театрального искусства. Велико организующее значение искусства, создаваемое вдохновенно, без скидки на трудности, непривычные условия […] С театром связаны такие первоклассные художники, как работающий в Молотове Натан Альтман»[7]. Здесь не только шли спектакли театра, но в 1944 г. торжественно отмечалось 100-летие со дня рождения И.Е. Репина, замечательного художника и педагога. Доклад о творчестве мастера был подготовлен и прочитан А.Н. Савиновым, известным историком искусства, автором многих исследований, статей, каталогов, монографий об отечественном искусстве. Он читал лекции в госпиталях, Пермском государственном университете, на предприятиях. Встречи с прекрасным оратором и исследователем всегда собирали массу слушателей и пользовались популярностью.

В этом же году состоялась выставка произведений И.Е. Репина, организованная в залах краеведческого музея. В экспозицию вошло более 50 произведений великого мастера. Среди них – портреты Н.И.Пирогова, П.П. Семенова-Тян-Шанского, А.П. Игнатьева, В.В. Стасова, В.И. Репиной, В.Д. Спасовича, эскиз к картине «Заседание Государственного Совета» и др. Пермякам пришлось поверить в подлинность и знаменитых «Бурлаков на Волге», и портретов известных личностей.

И.Е. Репин. Бурлаки на Волге

Несмотря на «немузейное» время музейная работа шла достаточно интенсивно. Именно в это время началось собирание материала по истории искусства Урала. Результатом исследования стала книга Н.Н. Серебренникова «Урал в изобразительном искусстве», изданная в 1959 году. Словарная часть издания включает около 200 имен мастеров изобразительного искусства, работавших на Урале в XVI-XXстолетиях. Она и сегодня не потеряла актуальности. При консультациях и научной помощи сотрудников центральных музеев в 1944 году к изданию был подготовлен первый Каталог основных коллекций галереи. В научных карточках описаний произведений Пермской художественной галереи сохранилось множество атрибуций, уточнений, заметок, сделанных рукой искусствоведа А.Н. Савинова. В Каталоге опубликованы сведения о 1400 произведениях 500 авторов различных художественных школ – русских и европейских.

За время войны галерея пополнилась новыми экспонатами в количестве 1164 единиц хранения[8].

Общеизвестно, что в годы войны, начиная с сентября 1941 года, в галерее работали мастерские по изготовлению агитплакатов. В начале 1944 г. мастерские были переведены в другое место, а в освободившемся помещении устроили хранение, затем здесь были организованы реставрационные мастерские. Н.Н. Серебренников предполагал реставрацию наиболее ценных икон XVI-XVIIвеков[9]. Реставратор Третьяковской галереи И.В. Овчинников вернул к жизни около 30 памятников, созданных Строгановскими мастерами. Записи о реставрации отмечены в картотеке коллекции икон.

В октябре 1945 года коллекции Государственного Русского музея возвратились в Ленинград. Коллектив Молотовской галереи занялся подготовкой к открытию всех экспозиций. Приказом Управления по делам искусств г. Молотова Н.Н.Серебренникову и сотрудникам галереи была вынесена благодарность за успешную подготовку галереи к открытию[10].

Молотовская художественная галерея вновь приняла посетителей 21 января 1946 года.

В год 60-летия Великой победы Государственный Русский музей и Государственная Третьяковская галерея ответили благодарностью Пермской художественной галерее и жителям Перми за хранение и спасение национального наследия своих музеев, предоставив возможность увидеть произведения из своих фондов. В марте 2005 г открылась выставка «Очарованные Италией. Павел и Александр Сведомские и русские художники второй половины XIXвека», которая вернула пермякам творчество живописцев Сведомских, мастеров, чья жизнь и творчество были связаны с Пермским краем, но их произведения оказались разбросанными по различным музейным хранилищам. В апреле 2005 года открылась выставка из фондов Русского музея с необычным названием «Спасибо, Пермь».

60 картин великих русских художников увидели пермяки в год 60-летия Победы.

 

____________________________________________________

[1]Балтун П.К. Русский музей – эвакуация, блокада, восстановление. М., 1981. С.45
[2]Унгвицкий В.Н. Культурная жизнь на Урале в годы Великой Отечественной войны. Пермь, 1994. С.97
[3]Балтун П.К. Русский музей – эвакуация, блокада, восстановление. М., 1981
[4]ПГХГ. Архив, ф. 2, д. № 200. Л.1
[5]ПГХГ. Архив, ф.2, д. 1309. Газета «Литература и искусство», 13 марта 1943 г.: Б. Иогансон «Облик Родины»
[6]ПГХГ, архив. Ф.2, д.№197. 1944. Л.4, 4 об.
[7]ПГХГ. Архив, ф.2, д. 1309. Газета «Литература и искусство», 13 марта 1943 г. М. Слонимский: «Тема Урала»
[8]ПГХГ. Архив, ф. 2, д. № 200. Л.1
[9]ПГХГ,ф.2, д.198. 1944 г. Л.1
[10]ПГХГ,ф.2, д.52 от 15 мая 1946 г. Л.1